В Академии МВД прошла международная научно-практическая конференция «Проблемы борьбы с преступностью и подготовки кадров для правоохранительных органов», посвященная Дню белорусской науки.

Как отметил руководитель вуза генерал-майор милиции Владимир Бачила, форум традиционно собирает большое количество заинтересованных в продвижении новых идей.

Профессор кафедры уголовно-исполнительного права УИФ Академии МВД доктор исторических наук, кандидат юридических наук, профессор Валерий АНАНИЧ затронул существующие в развитии криминологической науки проблемы.

Среди них - фундаментальная база исследований, методология анализа причинного комплекса преступности на уровне общества, социальных групп и отдельной личности. Различие в подходах не позволяет объективно и всесторонне оценивать преступность как социально-правовое явление и сказывается на построении выверенных криминологических концепций.

- Установить фактическую преступность непросто, так как определенная ее часть скрыта. От криминологов требуется разработка современных методик выявления латентных преступлений, их объемов и видов. Важно также выявить причины латентности, - уверен В. Ананич.

По мнению Валерия Антоновича, учеными-криминологами недооценивается анализ факторов, обусловливающих преступность. В их числе практически не рассматривается частная собственность. Между тем она определяет ценностные ориентации личности, ее установки, поведение, в том числе противоправное. Сейчас в структуре криминальных деяний наблюдается практически абсолютное доминирование корыстных мотивов. Поэтому ученым предстоит исследовать роль этого фактора в причинном комплексе преступности, разработать предложения по нейтрализации его негативного влияния.

Заместитель начальника ГУОПП МОБ МВД кандидат юридических наук, доцент полковник милиции Олег КАРАЗЕЙ предложил расширить круг лиц, в отношении которых применяются меры индивидуальной профилактики за насилие в семье, а также условия их применения.

- В контексте семейного насилия к членам семьи относятся близкие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и иные лица, проживающие совместно с гражданином и ведущие общее хозяйство. В связи с этим действие закона не распространяется на случаи насилия, имеющие место между близкими родственниками, которые не ведут общее хозяйство или проживают в разных местах, бывшими супругами (сожителями), в том числе продолжающими проживать в одном помещении. Более того, такие деяния не влекут ответственности по части 2 статьи 9.1 КоАП. Между тем обязательным условием применения мер индивидуальной профилактики является привлечение к административной ответственности, - отметил Олег Георгиевич. Офицер видит решение проблемы в выработке отечественных подходов к деятельности по предупреждению насилия в семье с учетом положений Конвенции Совета Европы от 11 мая 2011 года «О предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием» (Стамбульской конвенции).

- Логичным видится применение мер индивидуальной профилактики правонарушений на основании идентификации деяния как насилия в семье без привязки к административному или уголовному процессу. Сейчас даже возбуждение уголовного дела не является основанием для проведения профилактической работы! Кроме того, в соответствии с УПК заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется лишь в отношении подозреваемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы.

Причинение же легкого телесного повреждения или угроза убийством к данной категории дел не относятся. При этом около 80% бытовых уголовно наказуемых деяний не представляют большой общественной опасности. Следовательно, при их совершении мы не можем оградить жертву от преступника, - констатирует О. Каразей.

Ведущий научный сотрудник сектора правового обеспечения экономической безопасности Центра государственного строительства и права Института экономики НАН Беларуси кандидат юридических наук, доцент Диана ШАБЛИНСКАЯ озвучила направления оптимизации ответственности субъектов экономической деятельности в контексте ее либерализации. Ученый ратует за минимизацию числа преступлений с формальными составами, что предполагает исключение из УК отдельных статей, предусматривающих деяния, которые не влекут причинения реального существенного вреда государственным или общественным интересам либо являются специальными нормами. В числе ее предложений - проработка вопроса о декриминализации деяний с административной преюдицией, «перевод» в административные правонарушения преступлений, не представляющих большой общественной опасности.

Коснулась Диана Шаблинская и сужения объема государственного принуждения в отношении экономических преступников.

- При экономических преступлениях, в отличие от насильственных посягательств, причиненный вред оперативно возмещается, а возможное дальнейшее противозаконное поведение может быть предотвращено лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, - считает Диана Викторовна.

Она предложила из санкций статей, предусматривающих ответственность за не представляющие большой общественной опасности преступления, исключить наказание в виде лишения свободы или ввести в УК норму, устанавливающую запрет на применение подобного наказания к лицу, впервые совершившему такое преступление. Помимо этого снижение пре-дельного срока лишения свободы на один год (с семи до шести лет и с трех до двух) за совершение ряда посягательств переведет деяния из категории тяжких в менее тяж-кие и из менее тяжких - в преступления, не представляющие большой общественной опасности.

Также Диана Викторовна полагает целесообразным включать в санкции альтернативные наказания, не связанные с лишением свободы, и ориентировать правоприменителей на более активное назначение наказаний в виде штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. По мнению Д. Шаблинской, по ряду преступлений необходимо увеличить количество базовых величин, составляющих крупный и особо крупный размер вреда (ущерба), дохода, полученного преступным путем. Это позволит дать надлежащую оценку характеру общественной опасности и степени тяжести нарушений закона, дифференцировать ответственность соразмерно причиненному вреду.

После перерыва участники конференции продолжили работу в семи тематических секциях. Деятельность одной из них, «Актуальные вопросы административного права и процесса, адмдеятельности правоохранительных органов и управления ОВД», оказалась особенной - благодаря технике в прениях участвовали представители Тюменского института повышения квалификации сотрудников МВД России.

Центральным стал доклад профессора кафедры управления ОВД генерал-лейтенанта в отставке, кандидата юридических наук, доцента Юрия Сивакова. Профессор озвучил концептуально новый подход к понятию и сущности стратегического управления ОВД. Его основу составляет человеческий фактор, а достижение поставленных целей обеспечивается созданием условий, побуждающих сотрудника к активной, творческой и результативной деятельности. При этом руководящий состав постоянно должен стремиться к повышению уровня престижности и привлекательности милицейской службы.

По мнению ученого, главная сущность стратегического управления системой ОВД - обеспечение ее устойчивости по предсказуемости на основе профессионально-научного ситуационного анализа складывающейся обстановки и своевременного принятия организационных и кадровых решений.

Ольга КУЛИКОВА (газета "На страже"), Сергей КАСЬЯНЧИК.
Фото Сергея ЧЕБОТАРЁВА

Дешевые авиабилеты - http://aviatickets.org

Подразделения Академии

Направления деятельности